TBN company freight forwarding and logistics worldwide

 CHOOSE LANGUAGE :    ENGLISH     УКРАЇНСЬКА    ქართული    РУССКИЙ

    +38 (044) 209 17 85   +380674467530    TBNCOM44    04.12.2016, 18:15
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Главная » Статьи » АВТО перевозки » Транспортно-экспедиторская деятельность

Редакция Закона Украины «О транспортно-экспедиторской деятельности»

Обоснование необходимости радикальной переработки содержания и подготовки новой редакции Закона Украины «О транспортно-экспедиторской деятельности». 

Об объективных критериях совершенства этого закона



Имеющийся на сегодня более чем пятилетний опыт практического использования положений действующего Закона Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности", сделанный на основании этого опыта критический анализ его содержания, субъективное понимание потребностей правового обеспечения стратегии развития национального рынка транспортно-экспедиторских услуг привели меня к следующим выводам.

Сначала о выводах, вполне очевидных и естественных для предпринимателя-практика из области транспортно-экспедиторской деятельности, в свое время участвовавшего в разработке его проекта, имеющего большой и очень конкретный опыт его использования. 

На сегодня у меня к отдельным статьям действующего Закона Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности" отношение уже далеко не однозначное. Ряд статей закона чисто информативно полезны, но в практической деятельности крайне редко применимы (ст.ст. 1—4). Но они, безусловно, нужны. От некоторых статей закона чего-то ждешь, но ничего пока не получаешь (ст.ст. 6 и 7, касающиеся вопросов отношений с государством). Поэтому они нужны в другом виде, в другой редакции. 
Содержательно богата ст. 8, определяющая перечень видов транспортно-экспедиторских услуг. И, наряду с этим, очень малосодержательна, перегружена тематически несвойственной ей информацией, в принципе одна из важнейших — девятая статья закона, "Договор транспортного экспедирования". 

Опираясь только на ее положения, грамотный, информационно исчерпывающий договор составить сложно. Представляется спорным совмещение в одной статье закона (ст. 10) прав экспедитора и клиента. 

Действующий Закон Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности" по своему содержанию, по сути отдельных его положений, является законом, который регулирует взаимоотношения только экспедиторов (транспортных экспедиторов) и их клиентов. Вот одно — вполне достаточное доказательство этого: в законе предусмотрены права и обязанности лишь указанных двух лиц. Между тем в состав участников транспортно-экспедиторской деятельности (ТЭД) входит много других субъектов хозяйствования (предпринимательства), которые выступают в качестве фактических (непосредственных) производителей работ и услуг — так называемые другие (третьи) лица. И среди таковых важное и, наверное, ведущее место занимают перевозчики грузов: как формально, так и по сути. 

Так как, если взять уже само законодательное определение транспортно-экспедиторской деятельности, то она представляет собой организацию и разнообразное обеспечение собственно перевозки грузов, организацию и обеспечение продажи услуг, в т.ч. и транспортных услуг (ст. 1 Закона Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности").

А если же затронуть такой аспект, как капиталоемкость обеспечения непосредственно перевозок в сравнении с деятельностью других участников рынка услуг, то и в этом отношении перевозчики существенно отличаются от других партнеров по рынку.

Поэтому, заботясь об интересах клиента соответственно своей профессиональной роли, экспедиторы должны сознавать, что только их усилиями транспортно-экспедиторская услуга "не рождается". А их успешное и постоянное партнерство с теми же перевозчиками возможно только на основе взаимного экономического интереса. Между тем, клиентский спрос на комплексное транспортно-экспедиторское обслуживание с годами будет только расти. А это нуждается в правовом обеспечении не только перевозок грузов и деятельности экспедиторов. 

Именно поэтому новый закон должен стать законом для всех участников транспортно-экспедиторской деятельности, а не только для клиентов, экспедиторов и перевозчиков грузов.

Действующая на сегодня редакция Закона "О транспортно-экспедиторской деятельности" содержит крайне ограниченную — почти только определением терминов — информацию относительно так называемых других лиц (перевозчиков, хранителей грузов и т.д.). Это не содействует построению юридически верных, экономически приемлемых и безопасных взаимоотношений последних с экспедиторами и клиентами. 
В целом же так называемые "другие лица" по тексту действующей редакции закона играют роль своеобразных "правовых Золушек": ни прав тебе, ни обязанностей. И, особенно, — по отношению к содержанию прав и обязанностей сторон договора транспортного экспедирования — клиента и экспедитора.

В совокупности все участники транспортно-экспедиторской деятельности являются технологически связанными лицами. А потому закон своими положениями должен фиксировать также и фактическую юридическую их связанность, и общее правовое равноправие — согласно положениям ст. 6 Хозяйственного кодекса Украины. Тогда и ответственность сторон за выполнение своих договорных обязательств технологического характера будет при прочих равных условиях надлежаще высокой. 

Вопреки этому, участники процесса транспортно-экспедиторского обслуживания на сегодня еще не являются юридически (документально) связанными лицами. И, например, вместо того, чтобы быть по меньшей мере своеобразным правовым интегратором усилий и действий участников транспортно-экспедиторской деятельности — речь идет о клиентах, с одной стороны, и так называемых других лицах, с другой стороны — экспедитор сегодня фактически разрывает их правовые связи. Поскольку экспедитор заключает отдельные соглашения с клиентами и, с другой стороны, отдельные и юридически не связанные соглашения с т.н. другими лицами. Все это влечет за собой такие отрицательные последствия, как опосредованность через экспедитора ответственности других лиц перед клиентами. И, наоборот, обуславливает определенную опосредованность ответственности клиентов перед т.н. другими (третьими) лицами, затягивает во времени рассмотрение хозяйственных споров и т.д. Ведь в хозяйственных судах отдельно рассматриваются дела по спорам между клиентами и экспедиторами, с одной стороны, между клиентами и другими лицами, с другой стороны. 
В свою очередь, и "другие лица" в таких условиях могут себе позволить "несколько расслабиться" в вопросе ответственности перед экспедитором и, тем более, перед клиентом. 

И, как результат, тянущееся месяцами, а порой и годами, рассмотрение хозяйственных споров как минимум не способствует дисциплине выполнения договоров, поскольку устраняет фактор скорой и адекватной ответственности за хозяйственные правонарушения. И это в сегодняшних условиях отсутствия самих механизмов обеспечения неотвратимости такой ответственности! 

И уже только вследствие наличия указанного принципиального недостатка взаимоотношения клиентов и экспедиторов, с одной стороны, и т.н. "других лиц", с другой стороны, в правовом аспекте действующим Законом Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности" можно считать недостаточно урегулированными. Поэтому вполне очевидно, что в основе сегодняшнего конфликта интересов отдельных профессиональных групп участников транспортно-экспедиторской деятельности лежит и эта причина. 

Сегодня ряд положений ГК и ХК Украины участниками транспортно-экспедиторской деятельности по многим причинам просто не выполняются. Например, в большинстве соглашений между клиентами и экспедиторами, которые содержат элементы договора поручения, не предусмотрена выдача клиентом доверенности экспедитору, чем нарушаются требования ст. 1007 ГК Украины.

Поэтому будет совсем не лишним в какой-то мере даже продублировать или растолковать положения ХК и ГК Украины по тексту новой редакции Закона Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности".

Как уже указано выше, действующий Закон Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности" построен исходя из потребности законодательного регулирования отношений только экспедиторов и клиентов как сторон хозяйственного договора транспортного экспедирования. Между тем, гражданское законодательство Украины исходит из необходимости рассмотрения обязательств и прав прежде всего кредиторов и должников. А действующая редакция закона даже не содержит среди своих положений необходимых в таком случае своеобразных "терминов-переходников". Своего рода "содержательных коммуникаторов" на манер "экспедитор-кредитор"—"клиент-должник" и, вместе с тем, "экспедитор-должник"—"клиент-кредитор". А также: "экспедитор-кредитор"—"другое лицо-должник" и, вместе с тем, "экспедитор-должник"—"другое лицо-кредитор". Поэтому вполне естественно, что, например, во время рассмотрения хозяйственных споров между участниками транспортно-экспедиторской деятельности судьи и представители сторон спора — а, особенно, производители услуг — порой общаются "на несколько разных языках". 

Действующая редакция ст. 9 закона не содержит четкого определения того, что договор транспортного экспедирования является таким, по которому — в любом случае отношений его сторон — экспедитор действует за счет и по поручению клиента. 
Кроме того, принципиальным недостатком действующей на сегодня редакции Закона Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности" является отсутствие определения того, что любой договор транспортного экспедирования всегда является смешанным договором, который содержит элементы договора поручения или договора комиссии. 
А иначе и не может быть: так как уж слишком короткое и малосодержательное определение договора транспортного экспедирования приведено в ст. 929 ГК Украины и в ст. 316 ХК Украины. 

И главное здесь состоит в том, что как договор поручения, так и договор комиссии содержат в самом своем законодательном определении словосочетания "по поручению" и "за счет доверителя" (или "за счет комитента"). А отсюда — и принципиальные особенности данного договора: к отношениям его сторон применяются в соответствующих частях положения актов гражданского законодательства о договорах поручения или комиссии (см. ч. 2 ст. 628 ГК Украины). 

А ведь именно в таком своем качестве, как смешанный договор, договор транспортного экспедирования имеет очень много особенностей его применения, прав и обязанностей его сторон, вообще не изложенных в ст. 929 ГК Украины и в ст. 316 ХК Украины "Договор транспортного экспедирования".

В то же время, все многочисленные особенности применения договоров поручения и комиссии подробно изложены в статьях ГК Украины, которые детально их "прописывают", тем самым определяя законодательные требования к сторонам договоров поручения и комиссии.

Указанные особенности договоров поручения и комиссии хорошо "проецируются" ("накладываются") на содержание и специфику отношений всех, в том числе третьих, сторон договора транспортного экспедирования.

Да и нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что в большинстве стран Европы участники транспортно-экспедиторской деятельности — стороны договора комиссии. 
По тексту ст. 14 действующей редакции Закона Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности" приведено принципиально ошибочное определение ответственности экспедиторов, которое не учитывает особенностей правовых статусов экспедиторов как экспедиторов-комиссионеров и экспедиторов-поверенных. 

А именно: действующая редакция ст. 14 Закона Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности" безальтернативно, для любого случая договорных отношений сторон, определяет ответственность экспедиторов за действия и недосмотр третьих лиц, привлеченных ими к выполнению договора транспортного экспедирования, в том же порядке, как и за собственные действия. 

Последнее целиком правомерно следует рассматривать как одну из главных "иллюзорно правовых" причин существующего на сегодня конфликта экономических интересов экспедиторов и клиентов, экспедиторов и автоперевозчиков. 
Объясню такой вывод на примере отношений экспедиторов и перевозчиков как сторон договора перевозки груза.

Судя по содержанию проекта Закона Украины "О внесении изменений в ст. 4 Закона Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности", перевозчики, которые поддерживают этот проект, исходят именно из того, что записано в ст. 14 упомянутого закона.

Но это же является ошибкой, но не перевозчиков... Наверное тех, кто в <st1:metricconverter w:st="on" ProductID="2003 г">2003 г</st1:metricconverter>. разрабатывал проект упомянутого закона.

Между тем, если взять договорные отношения экспедиторов и перевозчиков, то положения заключительной части ст. 14 действующего Закона Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности" прямо противоречат таким положениям действующего законодательства Украины: — ч. 1 ст. 96, ч. 1 ст. 203, 614, ст. 920, ст. 923, ст. 924, ст. 929, ст. 934, ч. 1 и ч. 3 ст. 1005, ч. 3 ст. 1016 ГК Украины; 
— ч. 1 ст. 6, ч. 3 ст. 195, ч. 2 ст. 218, ст. 295, ст. 313, ст. 314, ст. 316 ХК Украины. 
Т.о., имеем дело с ситуацией, в которой фактически неправомерные положения заключительной части ст. 14 Закона Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности" порождают у клиентов и так называемых других лиц — в т.ч. у перевозчиков грузов — ошибочное представление о правовых пределах (границах) ответственности их деловых партнеров — экспедиторов.

Действующая редакция закона не содержит статей, наличие которых разрешило бы применять их сообразно особенностям свободного рынка услуг (например, не освещены вопросы конкуренции, этики деловых отношений, коммерческой тайны, правового статуса имущества (перевозимых грузов, вещей клиентов и т.д.). 
Действующая редакция Закона Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности" содержит и другие ошибочные, в том числе принципиально ошибочные, положения. Их ошибочность состоит, в частности, в следующем.

Часть первая ст. 2, которая содержит словосочетание "... отношения, которые возникают во время транспортного экспедирования грузов всеми видами транспорта...", является ошибочной в принципе. Так как "во время транспортного экспедирования" — т.е. транспортно-экспедиторской деятельности — экспедирование осуществляется не видами транспорта, а участниками этого вида хозяйственной деятельности, в т.ч. и клиентами. 
По этой причине методически правильной и такой, котороя содержательно вытекает из определенной в ст. 1 действующего закона терминологии, не противоречит этой терминологии, будет такая редакция ч. 1 действующего закона: 

"Действие положений данного закона распространяется на отношения участников транспортно-экспедиторской деятельности, которые возникают во время выполнения ими работ, непосредственно связанных с организацией и обеспечением перевозок грузов разными видами транспорта, кроме трубопроводного. 

Замечания к содержанию ч. 2 ст. 2 действующего Закона Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности".

Перевозчик, как так называемое "другое лицо", становится участником транспортно-экспедиторской деятельности только в случаях, когда, во-первых, получает предложение экспедитора относительно его с последним совместного участия в транспортно-экспедиторском обслуживании клиента экспедитора. А, во-вторых, перевозчик становится участником транспортно-экспедиторской деятельности только в случае, если в процессе обсуждения указанного предложения экспедитора стороны — экспедитор и перевозчик — достигают согласия по всем вопросом будущего сотрудничества, которое документально оформляют заключением договора перевозки груза. 

С учетом приведенного, положения части второй ст. 2 действующего Закона Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности" должны излагаться в следующей редакции: "Положения данного закона распространяются также на случаи, когда по соглашению с экспедитором отдельные обязанности последнего по договору транспортного экспедирования выполняет перевозчик". 

Потребности правового обеспечения оперативной деятельности участников рынка транспортно-экспедиторских услуг также не полностью обеспечиваются положениями действующей редакции упомянутого закона.

Это находит свое отражение в том, что, пользуясь только действующим Законом Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности", невозможно подготовить даже более или менее совершенный договор транспортного экспедирования, защитить права и интересы участника транспортно-экспедиторской деятельности в хозяйственном суде, решить большинство вопросов их оперативной деятельности. И это в условиях, когда на сегодня к тому же отсутствует такой нормативный документ, как "Правила осуществления транспортно-экспедиторской деятельности"!

В то время, как отношения участников транспортно-экспедиторской деятельности являются гражданско-правовыми, постатейная структура и, в значительной мере, содержание действующей редакции закона не отвечают структуре построения разделов и содержания соответствующих статей Гражданского и Хозяйственного кодексов Украины. 
Поэтому действующая редакция Закона Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности" не обеспечивает своеобразной иерархически-содержательной подчиненности, содержательной связи и "привязки" положений этого закона к соответствующим положениям Гражданского и Хозяйственного кодексов Украины. 
Между тем, при рассмотрении споров в хозяйственных судах судьи, оценивая доказательства сторон спора, с самого начала рассмотрения хозяйственных дел всегда принимают во внимание положения указанных кодексов.

А главное, Гражданский и Хозяйственный кодексы Украины содержат очень много полезных для участников транспортно-экспедиторской деятельности положений, не использованных по тексту действующего закона.

Все вышеприведенное правомерно приводит к следующему выводу.

Действующий Закон Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности" нуждается в радикальной переработке содержания его положений в форме подготовки его новой редакции. Так как любые альтернативные этому "косметические мероприятия" будут абсолютно недостаточными для того, чтобы новый закон отвечал актуальным потребностям правового обеспечения оперативной деятельности участников рынка услуг. 
А потому, принимая во внимание все вышеприведенное, я предлагаю перевозчикам вместе с экспедиторами возвратиться к вопросу разработки такой редакции Закона Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности", которая была бы свободной от наличия указанных выше недостатков.

Но как это сделать?! 

Ведь совершенно очевидно, что любая критика не может считаться конструктивной и просто не имеет практического смысла, если ее автором не предлагается какой-то иной, альтернативный вариант решения проблемы. В нашем случае — проблемы законодательного и нормативного обеспечения осуществления транспортно-экспедиторской деятельности в условиях рыночных отношений.

Не менее очевидно и то, что любое высказанное по этой проблеме суждение — возможно даже достаточно обоснованное — грамотными оппонентами может быть оценено как субъективное, а потому — в той или иной мере и по разным причинам как неприемлемое.

Поэтому до начала работ по подготовке изменений, дополнений, а тем более, до подготовки новой редакции закона уже недостаточно только на фактах показать, что действующая на сегодня его редакция содержит много изъянов и недостатков. В том числе и тех недостатков, наличие которых по тексту закона неприемлемо по принципиальным соображениям. Как недостаточно будет и только предложить свои варианты, пути устранения каждого из этих недостатков в отдельности. 
Поэтому для оценки совершенства или несовершенства, недостаточного совершенства любого закона необходимо определить достаточно объективные и строгие в своей правовой обоснованности и содержательно конкретные их критерии. 
Только тогда любое суждение относительно достоинств и недостатков закона будет обоснованным. Это тем более важно в случае с действующим Законом Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности", положения которого регулируют отношения в сугубо хозяйственно-экономической области, для отдельных составляющих которой характерна многообразная профессиональная, технологическая специфика. 
К числу таких критериев я бы отнес следующие из них. 
Как и любой тематически специальный закон из области хозяйственного права, Закон Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности" должен быть содержательно эволюционной, неконфликтной по отношению к правовым основам гражданского права частью законодательства Украины. Не может быть исключением из этого правила и Закон "О транспортно-экспедиторской деятельности".

Последнее следует рассматривать в свете следующих принципиально важных соображений.

1. В законодательстве Украины прослеживается определенная содержательная подчиненность одних законов перед другими. Она состоит в том, что, во-первых, положения любого закона Украины не могут противоречить (содержательно конфликтовать) с положениями Конституции Украины, которая составляет основу гражданского законодательства Украины (см. ч. 2 ст. 8 Конституции Украины и ч. 1 ст. 4 ГК Украины). В свою очередь, основным актом гражданского законодательства Украины является Гражданский кодекс Украины (см. ч. 2 ст. 4 ГК Украины). 
Поэтому выясним, является ли действующий Закон Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности" актом именно гражданского законодательства Украины. Будем идти от определения транспортно-экспедиторской деятельности как деятельности, которая осуществляется субъектами хозяйствования — предпринимателями. Такое определение является бесспорным, поскольку для указанных лиц осуществляемая ими транспортно-экспедиторская деятельность не является каким-то хобби. Ведь она имеет своей конечной целью получение прибыли.

Поэтому для начала примем во внимание, что положения п. 1) части второй ст. 11 ХК Украины определяют договоры и другие правочины в качестве одного из оснований возникновения гражданских прав и обязанностей. Но, в свою очередь, в соответствии с положениями ч. 1 ст. 179 ХК Украины, имущественно-хозяйственные обязательства возникают между субъектами хозяйствования на основании договоров! 

Т.о., из вышеприведенного следует такой вывод: хозяйственные договоры является основанием для возникновения как имущественно-хозяйственных обязательств, так и основанием возникновения гражданских прав и обязанностей. И, поэтому, совсем неслучайно, что именно по тексту Гражданского кодекса Украины, впервые на законодательном уровне, с 1.01.2004 г. вступили в силу наиболее общие законодательные положения, касающиеся транспортно-экспедиторской деятельности (гл. 65 ГК Украины "Транспортное экспедирование").

Т.е., своеобразным прообразом, предвестником Закона Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности" были положения указанной гл. 65 ГК Украины. Собственно же этот закон лишь развивает, дополняет и конкретизирует положения гл. 65 ГК Украины. 

В части, которая касается общих принципов, особенностей предметов предпринимательской деятельности производителей отдельных видов транспортно-экспедиторских услуг положения Гражданского кодекса Украины развиваются и дополняются в Хозяйственном кодексе Украины.

Из приведенного вытекает такой общий вывод: положения действующего на сегодня Закона Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности" должны полностью отвечать не только положениям гл. 65 ГК Украины ("Транспортное экспедирование"), но и другим положением ГК Украины, ХК Украины, которые в той или иной мере касаются прав и обязательств сторон хозяйственных договоров. 
Помимо этого, следует принять во внимание, что в соответствии со ст. 10 ХК Украины положения Закона Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности" не могут противоречить положениям (правилам), установленным действующими международными договорами Украины.

2. Положения рассматриваемого закона должны разъяснять, как применять универсальные по смыслу положения тех же, к примеру, ГК и ХК Украины в конкретной области хозяйствования — в транспортно-экспедиторской деятельности. И разъяснять путем законного их толкования, адаптации к конкретным, технологически завершенным этапам этого вида деятельности, к взаимным обязательствам ее участников. 
Более того, процесс совершенствования содержания Закона Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности" не должен исключать возможностей внесения изменений и дополнений также и в статьи ГК и ХК Украины, тематически прямо относящиеся к этой деятельности (например, главы 64 и 65 ГК, гл. 32 ХК Украины) или тяготеющие к ней в смысловом отношении (например главы 68 и 69 ГК Украины, касающиеся договоров поручения и комиссии, соответственно).

А действительно: если положительная практика транспортно-экспедиторской деятельности, здравый смысл диктуют необходимость внесения изменений и дополнений в Закон Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности", то следует идти и на совершенствование ГК и ХК Украины.

3. Положения рассматриваемого закона должны быть в смысловом отношении настолько исчерпывающими, что они могли бы стать правовой основой разработки базового (основного) для участников транспортно-экспедиторской деятельности нормативного документа — "Правила осуществления транспортно-экспедиторской деятельности".

Ведь любые конкретные и целенаправленные действия юридического или физического лица-участника транспортно-экспедиторской деятельности должны быть не только технологически целесообразными, но и — в обязательном порядке! — правомерными. А что может быть критерием такой "исчерпываемости положений закона", — если судить об этом достаточно объективно?

Полагаю, что в этом случае — исходя из вышеприведенного вывода о том, что сама по себе транспортно-экспедиторская деятельность является областью гражданско-правовых отношений, — следует говорить о необходимости применения так называемой аналогии права (см. ч. 2 ст. 8 ГК Украины). 

Т.е., в нашем случае, когда действующее законодательство Украины не содержит каких-либо исчерпывающе полноценных и многочисленных аналогий положений, соответствующих сути и целям отношений между участниками транспортно-экспедиторской деятельности, последняя регулируется в соответствии с общими основами гражданского законодательства (аналогия закона). 

Проще говоря, если содержание ч. 1 ст. 929 ГК Украины не раскрывает всей сути и обязанностей отношений сторон договора транспортного экспедирования, то следует привлекать к их правовому обеспечению положения ГК Украины, касающиеся договоров поручения, комиссии, хранения, договора о предоставлении услуг и т.д. 

Т.о., из вышеприведенного выше в пунктах 1—3 можно сделать такой обобщающий вывод. 

Тот факт, что сама по себе транспортно-экспедиторская деятельность являет собой разновидность гражданско-правовых отношений (см. п. 1), обуславливает необходимость истолкования по тексту обсуждаемого закона положений ГК и ХК Украины, других законов Украины для их адаптации к использованию сообразно потребностям технологий этого вида хозяйствования (см. п. 2). 

В свою очередь, уже само по себе многообразие указанных технологий, описываемых в будущих правилах осуществления транспортно-экспедиторской деятельности, определяет потребность в привлечении к ее правовому обеспечению через положения закона оправданно большого количества положений из других действующих законов Украины. И, прежде всего, из Гражданского и Хозяйственного кодексов Украины. 
Т.о., все три из вышеприведенных критериев совершенства отдельных положений Закона Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности" являются содержательно взаимосвязанными и взаимообусловленными. А их соблюдение при подготовке новой редакции Закона Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности", разработке с учетом его положений правил осуществления этого вида хозяйственной деятельности позволит обеспечить наличие главного критерия и доказательства совершенства этого закона: его массовую и буквально повседневную востребованность участниками рынка услуг. 

И последнее. Корректировка содержания, а, тем более, подготовка новой редакции действующего закона не может быть рядовым, будничным событием. А, тем более, событием, не имеющим для своей реализации серьезных в своей правомочности и доказательности оснований. Поэтому в основе этой работы должны быть концептуальные соображения и идеи общегосударственной весомости, в т.ч. привлекательные для всех профессиональных групп участников рынка услуг. А сами положения новой редакции закона должны сознательно формулироваться как правовое средство обеспечения достижения конкретных стратегических целей, основой определения которых являются упомянутые концептуальные соображения и идеи. 
Другими словами, отдельная проблема, а проблема неплатежей — это именно и есть отдельная, хотя и не единственная, проблема автоперевозчиков — еще не повод для законодательной инициативы. И, тем более, для поспешной корректировки действующего закона, без анализа и указания по его тексту хотя бы того, к каким правовым последствиям это приведет. А ведь в случае с изменением (дополнением!) ст. 4 действующего Закона Украины "О транспортно-экспедиторской деятельности" авторы его проекта почему-то скромно умалчивают, какие еще статьи по этой причине придется изменять, отменять. А таких статей будет много, начиная со ст. 1 "Определение термина "экспедитор"(!). 


Категория: Транспортно-экспедиторская деятельность | Добавил: TBN (11.05.2011)
Просмотров: 1936 | Теги: экспедитор | Рейтинг: 0.0/0


Похожие материалы:
Всего комментариев: 0
avatar
Поиск по сайту

TBNCOM news
Рефрижераторы [22]
Сборные грузы [10]
Автомобильные карты [49]
Документация перевозок [47]
Автомобильные перевозки [37]
Транспортно-экспедиторская деятельность [38]
Таможенное оформление [26]
Спецтехника, Манипулятор, Кран [3]

Транспорт опросы
Прицеп рефрижератор. Какой выгодней, практичней, надежней?
Всего ответов: 293

Статистика

Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

Copyright TBN company. комплексное решение доставки грузов из любой точки мира © 1999-2016